August 28th, 2016

Киев

Крымское влияние на южный криминалитет Украины

При реализации своих стратегических планов специальные службы РФ (ФСБ) всегда учитывали влияние криминальной составляющей на процессы в социуме; умело выдвигая на роль лидеров, т.н. «воров в законе» лиц, готовых под определенные гарантии способствовать реализации стратегических планов «партнеров с Лубянки».

После успешно проведенной кампании по аннексии Крыма и решения важнейших задач по его интеграции в имперские структуры, с марта 2014 г. очередь дошла и до криминальной составляющей жизнедеятельности полуострова. К этому периоду в поле зрения силовиков находились местные т.н. «криминальные авторитеты»: Виктор Макаров (Белый), Виталий Пырха, Сосо Кекелия (Сосо Потийский), Каха Макалатия (Каха Новороссийский), Анатолий Якунин (Сенька Самарский).

Попытки бывших лидеров наиболее мощных (в прошлом) криминальных сообществ: «Башмаки» — «Юры Молдована»; «Сейлем» — «Сергея Воронка» реанимировать, воспользовавшись переходным периодом, отдельные звенья своих группировок успеха не имели.

Тем не менее, несмотря на определенный вес в криминальной среде вышеуказанных «авторитетов», их положение в воровской иерархии, минимальное влияние на криминалитет в Украине не позволяло ФСБ эффективно их использовать в своих целях.

В связи с указанным, спецслужба РФ не препятствовала желанию «вора в законе» союзного масштаба  53-летнему  Камо Сафаряну (Камо) после освобождения из мест лишения свободы вернуться в Ялту, где тот обосновался задолго до возвращения Крыма России. При этом кураторы от ФСБ надеялись использовать влияние Камо в западных регионах Украины, где тот имел старые, прочные связи еще с тех времен, когда «положенцем» там был Тенгиз Карчава.

Но Камо надежд своих кураторов не оправдал. Меньше всего его интересовали события в Украине и участие в решении важнейшей задачи для ФСБ, — организация криминального давлении на татарский бизнес и его лидеров на полуострове.

Collapse )